Ярославский поэт Вячеслав Ковальков: «Литература - это крест»

Книга помогает жить и находить себя в современном обществе.

Вячеслав Ковальков / Из личного архива

Недавно председателем Ярославского областного отделения Союза писателей России был единогласно избран Вячеслав Ковальков, автор трёх книг поэзии и прозы.

По словам его коллег, он обладает всеми качествами, необходимыми для столь трудной работы - талантлив, коммуникабелен, доброжелателен. Да ещё и занимается спортом. В молодости выходил на ринг, был призёром чемпионата области по боксу. Корреспондент «АиФ» побеседовал о том, как художественное «слово отзовётся» в сердцах читателей и много ли их нынче, с известным ярославским поэтом и журналистом Вячеславом Ковальковым.

Сплочены идеей служения

Игорь Велетминский, «АиФ-Ярославль»: Вячеслав Алексеевич, раньше, а мы, пожалуй, обречены сравнивать нынешние времена с советской эпохой, членство в Союзе писателей давало высокий статус и материальные блага. Было, по сути, включением человека в элиту. Ничего этого давно нет. Чем же является сегодня писательство?

Досье
Вячеслов Ковальков родился 14 апреля 1962 года в деревне Красная Горка под Ярославлем. В 1989 году окончил Ярославский политехнический институт. С начала 1990-х годов трудился в газетах «Губернские вести», «Золотое кольцо», «Северный край - Ярославский регион», был редактором выпуска новостей ГТРК «Ярославия». В 1999 году вышла книга стихов «Барышне в альбом», в 2010-м - «По волне моей», в 2016-м - книга прозы «Век серебряный, столп медный». Пресс-секретарь музея истории города Ярославля. Входит в совет Федерации бокса Ярославской области.
Вячеслав Ковальков: Это служение. Это дело людей, для которых литература - не пустой звук. Литература - это крест. В сердцевине литературы лежит страдание. Без него всё написанное  - лишь беллетристика. Непременное условие настоящего творчества в том, что написанное надо пережить. Сам я начал писать стихи лет в 14, поскольку именно тогда у меня возникла необходимость самовыражения. Читал, учился, углублялся в историю создания образов, стремился выразить в собственных строчках пережитое чувство.

Если говорить о материальной составляющей нынешнего писательства, - да, мои коллеги зарабатывают на жизнь по-разному. К примеру, Алексей Серов - газорезчик пятого разряда. Но очень высокая квалификация у него и в литературе: он лауреат премии имени Леонида Леонова, один из трёх в России лауреатов престижной Горьковской премии. Сам я руковожу региональным отделением Союза писателей России на общественных началах.

- Уместно будет что-то сказать об истории ярославской писательской организации.

- Наше отделение было создано в марте 1938 года. То есть нам уже 80 лет. В конце года планируем отметить юбилей. За это время много всего было в жизни организации, впору толстую книгу об этом писать. Ну, историки литературы когда-нибудь напишут. Первым председателем правления у нас был известный в Советском Союзе прозаик Василий Смирнов. Затем отделением руководили Павел Лосев, Николай Грибков, Виктор Московкин. В 1964-1981 годах писательской организацией руководил поэт Иван Смирнов, затем её 21 год возглавлял прозаик Юрий Бородкин. Потом у руля организации стоял прозаик Герберт Кемоклидзе. В 2013-2018 годах председателем правления был Евгений Гусев. А в середине июня коллеги доверили бразды правления мне.

- И о дне сегодняшнем несколько слов - смыкая связь времен.

- Сейчас в нашем отделении 27 писателей. Уровень мастерства, конечно, у всех разный, но все мы сплочены идеей служения русской традиционной литературе. Об Алексее Серове я уже сказал, назову ещё несколько имен. Евгений Чеканов - поэт, переводчик, прозаик, ставший членом писательской организации ещё в 1988 году. Он автор многих книг и публикаций, увидевших свет в Ярославле, Москве, Германии, Венгрии, США, лауреат многих литературных конкурсов.

Ещё одно известное имя - Владимир Мартышин, публицист, педагог, лауреат премии губернатора в области образования, кавалер ордена Сергия Радонежского. Широко известен в России и наш коллега Альберт Максимов, историк-исследователь и прозаик. Общий тираж изданных (и разошедшихся!) его книг - около 30 тысяч экземпляров.

Каждый из моих коллег заслуживает высоких оценок: ростовец Николай Родионов, рыбинцы Анатолий Смирнов, Елена Ивахненко, Валерий Белозеров, ярославцы Евгений Кузнецов, Николай Гончаров, Альфред Симонов, Тамара Пирогова, краевед из Мышкина Владимир Гречухин, поэт из Пречистого Мамед Халилов. Я уверен, что у нас в организации появится ещё много мастеров слова.

Возможность живого общения

- Насколько сейчас востребована художественная литература людьми?

- Литература - это как недра. Они есть, и всё. Мы пользуемся их богатствами. Литературе, на мой взгляд, не надо ничего никому доказывать, она есть, она живёт. И каждому человеку она необходима - как моральная, нравственная опора. Другое дело, что в информационный век «докопаться» до недр стоит трудов, ведь у людей сегодня очень много соблазнов, искушений. А доказать, что книга людям нужна, легко: посмотрите, какое сейчас засилье сетевых книжных магазинов! Значит, коммерсанты видят, что на этом товаре можно заработать. Это индикатор того, что книга востребована.

- Но рубль, как измеритель успеха, не годится для определения значения художественного творения.

- Конечно, рыночный показатель не говорит ничего о подлинных достоинствах литературного произведения. Известно много случаев, когда некогда модный писатель, чьи книги издавались многотысячными тиражами, потом был забыт, а на первый план выдвинулись совсем другие фигуры. И мы не будем ни умнее, ни глупее наших предков. Давайте подождём, какие именно произведения пройдут то, что принято называть испытанием временем.

- Тиражи важны сейчас? Ведь есть возможность представить рукопись читателям в виртуальном пространстве.

- Книга, изданная небольшим тиражом (допустим, в 500 или 1000 экземпляров) доступна читателям, что очень важно. Лично для меня изданная книга - это в первую очередь возможность живого общения с читателями. Такое общение чрезвычайно ценно. Ведь именно читатели побуждают нас создавать качественную литературу, именно им нужно проявление человеческих качеств, так сказать, на бумажном носителе.

Не потерять человека

- Нынешние молодые люди частенько заявляют, что классика скучна и что их привлекают книги, в которых характер героев не описывается автором, а раскрывается в действии.

- Ничего страшного! Пусть читают всё, что их привлекает. Всё дело в том, что человек, взявший в руки книгу, за динамикой сюжета будет затем открывать более глубокие смыслы. Такой читатель обязательно придёт - и придёт самостоятельно, своим неповторимым путём - к высоким образцам русской и мировой литературы.

- Кого вы можете назвать своими литературными учителями?

- Пушкин и Лермонтов произвели на меня сильное впечатление в юности. Двухтомник Александра Сергеевича был зачитан мною «до дыр». Там был «Евгений Онегин» с акварельными иллюстрациями Кузьмина, «Калмычка» со строчкой «Ты шёлком не сжимаешь ног», Лермонтов с его «Демоном» и иллюстрациями Врубеля (в тонюсенькой книжечке). Однажды в мои молодые годы мэтр литературы, мой старший товарищ, критически отнесся к моим творениям, но сказал: «Это - стихи». Такой отзыв дал мне силы двигаться дальше.

- Наша эпоха такая же непростая, как и прежние, в суть которых удивительно глубоко смогли проникнуть классики. Что сейчас важно для писателя, «инженера человеческих душ»?

- Я родился в деревне Красная Горка рядом с Норским, под Ярославлем. Эту деревню среди леса на берегу реки Норы выстроили вынужденные переселенцы из Мологи, затопленной Рыбинским искусственным морем. Мои деды и бабки, мать и отец - родом из Мологи, они в 1939 году были отселены под Ярославль. Их жизнь состояла из тяжёлой работы, но они тепло вспоминали свою малую родину. Может быть, ещё и оттого, что это было их детство.

Прошлое не терпит сослагательного наклонения. Случилось то, что случилось. У меня есть фраза, которая не даёт мне покоя: «Мои покойники на дне Рыбинского моря крутят винты турбин ГЭС». Много чего мне рассказывали мои родители: и про затопление Мологи, и про Великую Отечественную войну, и про работу в три смены. Были у наших предков и молодость, и любовь, и танцы под гармошку. Отец мой, кстати, неплохо играл на ней до самых последних лет жизни. А мама била чечётку каблуками, как это умели деревенские девчонки.

Что важно сейчас? В наше время идёт драматический «поиск человека» в тяжелейшей ситуации, в которой мы все очутились. Поиск решения, как не потерять человека. У всех ли людей, которые задумывались о трагедии распада СССР, о крушении социалистического строя, есть сегодня осознание того, какую страну, какое государство мы потеряли?

- Каким вам видится будущее русской литературы?

- Будущее - это возвращение. Возвращение к истокам, к тому, что лежит в основе русской литературы. Без понимания того, что «все мы вышли из гоголевской шинели», невозможно делать литературу современную.


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета

Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Сколько стоит сходить в динопарк в Ярославле?
  2. Где ярославские пенсионеры ищут работу?
  3. Где в Ярославле появятся платные парковки?
  4. Где смотреть матчи Чемпионата мира по футболу в Ярославле?
  5. Меня укусил клещ. Что делать?

Где вы планируете провести свой отпуск?